Skip to content

Переводы из Уильяма Йейтса( Григорий Кружков) Великое колесо возвращений

Но в отличие от двух названных поэтов он демонстративно придерживался анти-авангардной позиции в искусстве. Йейтс никогда не старался бежать впереди прогресса — наоборот, он считал делом чести хладнокровно игнорировать его, идти не в ногу, стоять на своем, искать будущее в прошедшем. За это его называли чудаком, не раз пытались особенно в тридцатые годы"сбросить с парохода современности". В эпоху радио, аэропланов и профсоюзов он увлекался сказками, сагами о богах и героях, основывал какие-то загадочные эзотерические общества, искал истину в Каббале, в картах Таро, в индийской философии, сочинял философско-мистический трактат о вечном круговороте души и истории. Можно сказать, что в эпоху наступившего материализма Йейтс представлял собой передовой, далеко выдвинутый вперед аванпост самого упрямого и закоренелого идеализма. Где-то рядом партизанили Честертон и Киплинг, Толкиен и К?. Но если Киплинг, занявший конформистскую позицию по отношению к современности, обнаруживал романтику, скажем, в паровозах и машинах, то Йейтс не отдал бы за них ни лепестка своей увядшей розы, ни камешка старой башни.

Январский ветер /Читает /

Кто нас увидел, навек пропал: Сначала это были витиеватые строки на тему любовной лирики. Его поэзия была одобрена Оскаром Уайлдом.

Любимая, закрой глаза, пусть сердце твое стучит. Над моим, а К СВОЕМУ СЕРДЦУ, С МОЛЬБОЙ О МУЖЕСТВЕ. Тише, сердце, тише! страх успокой;.

Текст Смысловые Галлюцинации Сердце, тише найден в открытых источниках или добавлен нашими пользователями. Использование и размещение перевода возможно исключиетльно при указании ссылки на . Просто нажмите кнопку вверху страницы. Чтобы добавить в плейлист, нажмите на плюс около кнопки плей. В правой части страницы расположен клип, а также код для вставки в блог.

И о герое, до конца Ей верном. Минули года, Но в день предательства всегда Об их судьбе он слезы лил. Для косной памяти людской Что с глаз долой, из сердца вон.

Тише, сердце, тише! страх успокой; Вспомни мудрости древней урок: Тот, кто страшится волн и огня. И ветров, гудящих вдоль звездных дорог.

Был в свободу лишь влюблен. Безумец, нашедший чашу с водой, Чувствуя жажды гнет, И рта своего не смочил, боясь, Что луна его проклянет, Стоит лишь сделать один глоток И сердце его умрет. Я в октябре тоже чашу нашел, Как кость, была сухая она, По этой причине безумен я И ночи мои без сна. Когда, состарясь, и клонясь ко сну, Ты сядешь с этой книгой у огня, Припомни взор свой на закате дня И глаз тенистых блеск, и глубину.

Сколь многие, кто истинно, кто нет, Любили красоту твою, но был Один, кто душу чистую любил, В изменчивом лице печальный свет. И, с грустью угли шевеля в золе, Шепни любви, как быстро по горам Она взлетела в небеса, и там Лицо укрыла в звездной полумгле. Не в кроне суть, а в правде корневой; Весною глупой юности моей Хвалился я цветами и листвой; Пора теперь усохнуть до корней.

ВЛЮБЛЕННЫЙ РАССКАЗЫВАЕТ О РОЗЕ, ЦВЕТУЩЕЙ В ЕГО СЕРДЦЕ

К"яростному негодованию" слова из эпитафии Свифта его толкало не только отвращение к материализму эпохи в целом, но и глубочайшее неудовлетворение ирландской жизнью и политикой. Он убедился, что все жертвы, принесенные на алтарь ирландской свободы, были напрасны. Достигнутая в стране демократия оказалась"властью черни", безразличной к духовности и культуре. Он клюнул на антибуржуазную демагогию фашистов и даже написал для них"Три маршевых песни", где были такие слова: О, любые старые слова подойдут".

Йейтса называют человеком поздней жатвы.

Тише, сердце, тише! страх успокой; Вспомни мудрости древней урок: Тот, кто страшится волн и огня И ветров, гудящих вдоль звездных дорог, Будет.

Кто нас увидел, навек пропал: Сначала это были витиеватые строки на тему любовной лирики. Его поэзия была одобрена Оскаром Уайлдом. С года появляются стихи в патриотическом ключе, героями его поэм становятся образы древнеирландского кельтского фольклора. Успех его публикаций был таким большим, что Йейтс решил полностью посвятить себя литературе, забросив живопись. Это и индийские любовные песни, и погружение в ирландский фольклор, кельтские легенды, баллады, лирические стихи.

Образы, традиционные для символистской поэзии, сплавлены с мифологией, легендами и сказками Ирландии.

Стихи. (В переводах разных авторов)

Всё, что на свете грустно, убого и безобразно: Ребенка плач у дороги, телеги скрип за мостом, Шаги усталого пахаря и всхлипы осени грязной — Туманит и искажает твой образ в сердце моем. Как много зла и печали! Я заново все перестрою - И на холме одиноко прилягу весенним днем, Чтоб стали земля и небо шкатулкою золотою Для грез о прекрасной розе, цветущей в сердце моем.

Тише, сердце, тише! страх успокой;. Вспомни мудрости древней урок: Тот, кто страшится волн и огня. И ветров, гудящих вдоль звездных дорог.

Ведь за красивыми улыбками и прямой осанкой стоят многочасовые напряженные тренировки, с которыми не так просто справиться. Это студентки Колледжа гражданской авиации провинции Сычуань — будущие бортпроводницы. В зубах они зажимают обычные деревянные палочки, чтобы сделать свою улыбку красивой и безукоризненной. Журнал на голове — тоже неспроста:

Текст песни(слова) Смысловые галлюцинации - Сердце, тише

Прошу великодушно простить меня, что я не вовремя давал свои отзывы на Ваши великолепные рецензии. Желаю всего доброго, хорошего, светлого, благодатного! Я прошу у Вас прощения за всё, что было, не было, будет и не будет! Спасибо, что познакомили меня С Вийоном.

Тише, сердце, тише! страх успокой; Вспомни мудрости древней урок: Тот, кто страшится волн и огня. И ветров, гудящих вдоль звездных.

Опять зазеленел засохший шип. Сегодня день тоски в моей державе, сегодня грусть мне прострелила грудь свинцом печали. И вот я смерть ищу в чужих руках: Я этого не знаю А если б знал, то сердцем написал бы последнее из писем, я сделал бы чернильницу из сердца, источник слов, прощаний и подарков. Родился я в одну из скверных лун, и больно мне от боли, которая весомей всех веселий.

Мой рот в усмешке горькой искривлен.

Бокова Галина

Чтобы видеть только тот свет, Что маячит в конце тоннеля. Чтобы быть в бреду или в горе, Чтобы все, что нажил взорвать. Жизнь умрет и появится снова Это все, что мне надо знать.

По описанию сразу понятно, что он испытал ужасный страх, Марикка верно распознала, чего он . Тише, сердце, тише! страх успокой;.

Маясь в крови и в поту, — Чтобы такую Миру явить красоту? Но в отличие от двух названных поэтов он демонстративно придерживался анти-авангардной позиции в искусстве. Йейтс никогда не старался бежать впереди прогресса — наоборот, он считал делом чести хладнокровно игнорировать его, идти не в ногу, стоять на своем, искать будущее в прошедшем.

В эпоху радио, аэропланов и профсоюзов он увлекался сказками, сагами о богах и героях, основывал какие-то загадочные эзотерические общества, искал истину в Каббале, в картах Таро, в индийской философии, сочинял философско-мистический трактат о вечном круговороте души и истории. Можно сказать, что в эпоху наступившего материализма Йейтс представлял собой передовой, далеко выдвинутый вперед аванпост самого упрямого и закоренелого идеализма.

Где-то рядом партизанили Честертон и Киплинг, Толкиен и К?. Но если Киплинг, занявший конформистскую позицию по отношению к современности, обнаруживал романтику, скажем, в паровозах и машинах, то Йейтс не отдал бы за них ни лепестка своей увядшей розы, ни камешка старой башни. Как заболевший кот обшаривает всю округу в поисках особой травки — единственной, которая может его исцелить, — так Йейтс искал противоядие от низкого практицизма века где только мог — в фольклоре и античной философии, в оккультизме и теософии.

При всем при том он был ирландец — наследник древней кельтской традиции в литературе, духовный потомок друидов и бардов. Родина Йейтса — портовый город Слайго, на западе Ирландии. Его предки по материнской линии были моряками и купцами, по отцовской линии — священниками. Отец поэта, Джон Батлер Йейтс, получил юридическое образование, но в 28 лет резко оборвал карьеру адвоката и уехал в Лондон учиться живописи. Он стал художником, замечательным портретистом; благодаря его рисункам мы можем увидеть Уильяма таким, каким он был в детстве — смуглым задумчивым мальчиком, углубленным в книгу.

Пять звезд Сансет Вэлли

Пт 21 Фев , Тот, кто страшится волн и огня И ветров, гудящих вдоль звездных дорог, Будет волей ветра, волн и огня Стерт без следа, ибо он чужой Одинокому мужеству бытия.

Тише, сердце, тише! страх успокой; Вспомни мудрости древней урок: Тот, кто страшится волн и огня. И ветров, гудящих вдоль звездных.

Каким холодным мне открылось небо, Как будто лед пылал, и все вокруг Казалось льдом и только льдом, и мыслей не было - Лишь память, обнажившаяся вдруг, Такая чуждая горячей юной крови И чувствам, перечеркнутым давно, И всю вину без оправданий и условий Я принял на себя - мне было все равно: Я плакал, я дрожал, изрешеченный светом. Так неужели, путь земной сверша, Нагая, в холод, в дождь, - где я читал об этом? Добудь себе сто сундуков добра, Купайся у признанья в резком свете, Гальванизируй дни и вечера,- Но на досуге поразмысль над этим: Прелестных женщин манит мишура, Хотя наличные нужней их детям; А утешенья, сколько ни живи, Не обретешь ни в детях, ни в любви.

Так вспомни, что дорога коротка, Пора готовиться к своей кончине И этой мысли после сорока Все подчинить, чем только жив отныне: Да не размечет попусту рука Твоих трудов и дней в летейской тине; Так выстрой жизнь, чтобы в конце пути, Смеясь и торжествуя, в гроб сойти. К своему сердцу, с мольбой о мужестве Тише, сердце, тише! Тот, кто страшится волн и огня И ветров, гудящих вдоль звездных дорог, Будет волей ветра, волн и огня Стерт без следа, ибо он чужой Одинокому мужеству бытия.

Я встану и отправлюсь в путь на остров Иннисфри, Из красной глины и лозы поставлю дом и стол, Бобами грядки засажу по счету трижды три, И стану жить один и слушать пчел.

сердце тише

Буйство мчит по дороге, буйство правит конями, Некоторые - в гирляндах на разметавшихся гривах - Всадниц несут прельстивых, всхрапывают и косят, Мчатся и исчезают, рассеиваясь между холмами, Но зло поднимает голову и вслушивается в перерывах: Дочери Иродиады снова скачут назад. Внезапный вихрь пыли взметнется - и прогрохочет Эхо копыт - и снова клубящимся диким роем В хаосе ветра слепого они пролетают вскачь; Как все разражаются смехом или сердитым воем - Что на кого накатит, ибо сброд их незряч.

К СВОЕМУ СЕРДЦУ, С МОЛЬБОЙ О МУЖЕСТВЕ. Тише, сердце, тише! страх успокой; Вспомни мудрости древней урок: Тот, кто страшится волн и огня.

Всё, что на свете грустно, убого и безобразно: Ребенка плач у дороги, телеги скрип за мостом, Шаги усталого пахаря и всхлипы осени грязной — Туманит и искажает твой образ в сердце моем. Как много зла и печали! Я заново все перестрою — И на холме одиноко прилягу весенним днем, Чтоб стали земля и небо шкатулкою золотою Для грез о прекрасной розе, цветущей в сердце моем. Он скорбит о перемене, случившейся с ним и его любимой, и ждёт конца света Белая лань безрогая, слышишь ли ты мой зов?

Я превратился в гончую с рваной шерстью на тощих боках; Я был на Тропе Камней и в Чаще Длинных Шипов, Потому что кто-то вложил боль и ярость, желанье и страх В ноги мои, чтоб я гнал тебя ночью и днем.

Христос приземлился в Гродно (1967) фильм смотреть онлайн

Published on

Жизнь без страха не только возможна, а полностью реальна! Узнай как полностью избавиться от страха, кликни тут!